Общероссийское профессиональное некоммерческое электронное издание

Ретро поэзия. Гражданинъ №1

Гражданинъ №1

 

 

Ярослав Смеляков

 

Если я заболею…

 

***

 

 

Если я заболею,
к врачам обращаться не стану.
Обращаюсь к друзьям
(не сочтите, что это в бреду):
Постелите мне степь,
занавесьте мне окна туманом,
В изголовье поставьте
ночную звезду.
Я ходил напролом.
Я не слыл недотрогой.
Если ранят меня
в справедливых боях,
Забинтуйте мне голову
горной дорогой
И укройте меня
одеялом в осенних цветах.
Порошков или капель – не надо,
Пусть в стакане сияют лучи.
Жаркий ветер пустынь,
серебро водопада –
Вот чем стоит лечить.
От морей и от гор
так и веет веками,
как посмотришь – почувствуешь:
вечно живём.
Не облатками белыми
Путь мой усеян, а облаками.
Не больничным от вас ухожу коридором,
А Млечным путём.

 

***

 

ОПЯТЬ НАЧИНАЕТСЯ СКАЗКА

 

Свечение капель и пляска.
Открытое ночью окно.
Опять начинается сказка
На улице, возле кино.
Не та, что придумана где-то,
А та, что течёт надо мной,
Сопутствует мраку и свету,
В пыли существует земной.
Есть милая тайна обмана,
Журчащее есть волшебство
В струе городского фонтана,
В цветных превращеньях его.
Я, право, не знаю, откуда
Свергаются тучи, гудя,
Когда совершается чудо
Шумящего в листьях дождя.
Как чаша содружества брагой,
Московская ночь до окна
Наполнена тёмною влагой,
Мерцанием капель полна.
Мне снова сегодня семнадцать.
По улицам детства бродя,
Мне нравится петь и смеяться
Под зыбкою кровлей дождя.
Я вновь осенён благодатью
И встречу сегодня впотьмах
Принцессу в коротеньком платье,
С короной дождя в волосах.

 

***

 

НАТАЛИ

 

Уйдя с испугу в тихость быта,
Живя спокойно и тепло,
Ты думала, что всё забыто
И всё травою поросло.
Детей задумчиво лаская,
Старела как жена и мать…
Напрасный труд, мадам Ланская,
Тебе от нас не убежать!
То племя, честное и злое,
Тот русский нынешний народ,
И под могильною землёю
Тебя отыщет и найдёт.
Ещё живя в сыром подвале,
Где пахли плесенью углы,
Мы их по пальцам сосчитали,
Твои дворцовые балы.
И не забыли тот, в который,
Раба страстишечек своих,
Толкалась ты на верхних хорах
Среди чиновниц и купчих.
И, замирая то и дело,
Боясь, чтоб Пушкин не узнал,
С мольбою жадною глядела
В ту бездну, где крутился бал.
Мы не забыли и сегодня,
Что для тебя, дитя балов,
Был мелкий шёпот старой сводни
Важнее пушкинских стихов.

 

* * *

 

На главной площади страны,
невдалеке от Спасской башни,
под сенью каменной стены
лежит в могиле вождь вчерашний.
Над местом, где закопан он
без ритуалов и рыданий,
нет наклонившихся знамен
и нет скорбящих изваяний,
ни обелиска, ни креста,
ни караульного солдата —
лишь только голая плита
и две решающие даты,
да чья-то женская рука
с томящей нежностью и силой
два безымянные цветка
к его надгробью положила.

 

***

 

 

Михаил Луконин

 

Лето моё началось с полёта

 

***

 

ВОЛЖСКОЕ

 

Ты всё кричишь:
«Не приставать! Не чалиться!»
Зачем так строго, милая баржа?
От слов таких
совсем могу отчаяться,
На рёбра ляжет вьедливая ржа.
Ты угрожаешь мне:
«Огнеопасно!»
А я угрозы этой не пойму –
Огнеопасно? Это же прекрасно!
То, что и надо сердцу моему.
Хожу, дымлю,
а ты стоишь на месте,
Так можно оказаться на мели.
Есть у меня в груди
силёнок двести.
«Давай буксир!» –
гужу я. –
Ну, пошли!»
Нам хорошо –
весь горизонт качается.
Кипит меж нами светлая вода.
И окрик твой:
«Не приставать!» «Не чалиться!»
Мне нравится теперь,
как никогда.

 

* * *

 

Нет памяти у счастья.
Просто нету.
Я проверял недавно и давно.
Любая боль оставит в сердце мету,
А счастье – нет.
Беспамятно оно.
Оно как воздух –
чувствуем и знаем.
Естественно, как воздух и вода.
Вот почему и не запоминаем
И к бедам не готовы никогда.
О счастье говорить – и то излишне.
Как сердце – полагается в груди.
Пока не стиснет боль –
оно не слышно,
И кажется – столетья впереди.
Удивлена ты:
я смеюсь, не плачу.
Проститься с белым светом не спешу.
А я любую боль переиначу.
Я памятью обид не дорожу.
Беспамятное счастье я не выдам, –
Мы – вдох и выдох, связаны в одно.
Нас перессорить бедам и обидам –
Меня и счастье –
просто не дано.

 

* * *

 

Хорошо перед боем,
Когда верится просто
В то, что встретимся двое,
В то, что выживем до ста.
В то, что не оборвётся
Всё свистящим снарядом,
Что не тут разорвётся,
Дальше где-нибудь, рядом.
В то, что с тоненьким воем
Пуля кинется мимо.
В то, чему перед боем
Верить необходимо.

 

* * *

 

Лето моё началось с полёта,
Зима началась в «стреле»,
Лёгкое, белое, беглое что-то
Наискосок слетало к земле.
Ночью к окну подплыло Бологое,
Но виделся памятный край,
К горлу прихлынуло всё дорогое
С просьбой: «Не забывай!»
Что же, скажи, не сбылось?
Что забылось?
Мать, расскажи, научи.
Сердце встревоженное забилось,
Ворочается в ночи.
Видишь, сын повернулся к дому.
Волга, слышишь меня?
Хочу я к простору
припасть снеговому
В свете ясного дня.
Я выхожу и иду по зазимью,
Больше ждать не могу.
Город вдали, за рассветною ранью,
Степь на другом берегу.
Волга дымит полыньёй, не застыла,
Хочет быть на виду.
Глазок, чтобы видеть всегда
светило,
Дыханьем прожгла во льду.
Я по веленью сыновнего долга
Иду всё смелей, быстрей.
Кличет, зовёт меня, требует Волга
Зовом всех матерей.
Волга, приду и щекой небритой
Прижмусь к твоему рукаву.
Волга, слышишь,
в глаза взгляни ты,
Скажи мне: так ли живу?

 

***

 

Читать полностью: Гражданинъ №1

0

Комментарии

Подписаться
Уведомить о
0 Ком.
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
*
Войти с помощью: 
Генерация пароля