Общероссийское профессиональное некоммерческое электронное издание

Еще раз об идеологии, морали и цензуре. Гражданинъ №5

Гражданинъ №5

Леонид Кутырёв-Трапезников

 

Еще раз об идеологии, морали и цензуре

(Ответ Виктору Астраханцеву)

 

 

Геннадий Сергеевич Ростовский незадолго до своей смерти передал мне письмо Виктора Астраханцева и попросил меня обязательно ответить.

Сегодня я выполняю просьбу моего дорогого друга и товарища по альманаху…

 

Приветствую Вас, господин Астраханцев!

 

Ваше письмо опубликовано в этом номере в рубрике «Почта» на страницах 376-377 в том виде, в каком я получил его от Г.С.Ростовского. Надеюсь, что разночтений у нас не будет.

Понятно, что я отвечаю не столько Вам лично, сколько многим людям с похожими на Ваши взглядами и убеждениями. Кстати, никаких иллюзий у меня нет относительно возможности что-либо доказать или объяснить. Но сейчас давайте разбираться по порядку.

 

1) Литература не может существовать вне идеологии

 

Вот Вы пишете, что «воинственный характер вступительной статьи Леонида вызвал оторопь».

Я не понимаю, почему Вас так поразил воинственный характер моих высказываний?

Да, воинственный, я не отрицаю этого. Больше скажу. Моя речь в той статье была не просто воинственной, а еще яростной и непримиримой. И это было правильно!

Почему?

Сообщаю общеизвестную информацию, если Вы её не знаете, конечно.

Мы сегодня живём не в мирной, спокойной и стабильной цивилизации. Россия на грани горячей войны, а холодная или гибридная раскручивается всё сильнее и сильнее. Внешнее окружение, особенно, Западное откровенно враждебно к нашей стране и грозит нам самыми страшными карами вплоть до ядерных ударов по России. И не просто грозит, но и многое делает, чтобы расколоть нашу мирную жизнь. В сущности, нас хотят уничтожить.

Разве это не так?

Это именно так.

Мы сегодня живём не в дистиллированном российском обществе, не в мирной, спокойной и стабильной обстановке. Нет, внутри нашей страны немало людей, партий и организаций имеют очень сильное, даже слишком сильное желание раскачать государство, привести к революции и, в конечном счёте, разрушить его.

Разве это не так?

Это именно так.

И после того, как Вы всё это узнали от меня, у Вас вновь появляется оторопь от воинственного характера моих слов?

А как мне нужно говорить, если речь идёт о смертоносном противостоянии с врагами моей Родины, ненавистниками России и патологическими русофобами?

Мои слова и должны нести в себе безжалостный огонь уничтожения негодяев.

 

Однако не будем тормозить на «воинственности».

Идём дальше.

Вот Вы зацепились за мои слова: «Литература не может существовать вне идеологии». И приводите свои аргументы:

«А какая идеология была у Гоголя, Чехова, Фета, Есенина?»

На этом остановимся, чтобы ответить очень подробно.

Что такое идеология?

Возьмём самое простое и краткое определение.

Идеология – совокупность принципов, взглядов, понятий, традиций, которые выражают интересы человека, социальной группы, общества, государства.

 

У каждого человека, в том числе, у творческих людей всегда существует своя идеология – это совокупность принципов, взглядов, понятий, традиций, выражающих интересы этого человека.

У всех есть своя идеология, человек не существует вне или без идеологии.

И не говорите мне, что у Вас нет идеологии!

У Вас есть мировоззрение, мироощущение, миропонимание? Наконец, у Вас есть свои принципы, взгляды, понятия, традиции, выражающие Ваши интересы?

Обязательно есть! А это значит, что у Вас есть своя идеология.

Вот и у перечисленных Вами писателей и поэтов (Гоголя, Чехова, Фета, Есенина) была своя идеология. Какая именно?

Она отражена в их творчестве.

Надо проанализировать творчество этих писателей и поэтов, чтобы выявить у каждого из них свою идеологию.

Но главное, априори – эта идеология есть.

 

Далее о более важном.

Большинство населения нашей страны прошло через катастрофический развал Советского Союза. По злой воле в «святые девяностые» случились отказ от идеологии и последующее уничтожение привычного общественного уклада. Конечно, никакого отказа от прежней идеологии не было – её просто подменили, обманули народ, солгали и смошенничали. Нам подбросили либерально-западную идеологию. Её не называли открыто, но она вошла в наше общество и застолбила за собой место на 30 с лишним лет, изливая свою ядовитую слюну в наш народ и, особенно, в молодёжь, всегда слабо понимающую такие понятия, как разложение и растление.

 

Сейчас понятно, для чего пришедшие тогда к власти «либералы-западники» даже закрепили якобы отказ от идеологии в статье Конституции 1993 года – для интеграции в «цивилизованный» мир в качестве бензоколонки и ресурсной базы для удовлетворения потребностей Западного мира. А вот думать о том, кто мы и для чего на этой земле, в чем наши корни, – не нужно и даже вредно. Это касалось всех сфер, в том числе, культуры, искусства и образования.

И против нас работала идеология!

Чужая идеология. Чуждая нам и нашему миру.

 

Вопрос звучит не так:

– Зачем нам идеология?

Вопрос звучит так:

– Зачем нам чужая идеология?

 

Вы, господин Астраханцев, – наверное, яркий пример того человека, у которого душа понимает это, а разум отрицает.

Все «новшества» в культуре, искусстве и образовании стали отражением ужасной трагедии 91-го года. Государство Вами воспринимается как очевидное зло и враг в развитии культуры, искусства и образования. Это известный штамп от нашей интеллигенции.

Вами само понятие «идеология» ассоциируется только с государством, которое диктует эту идеологию сверху. А вот подумать над тем, что идеология может прийти к нам снизу – из народа, Вы не хотите? Но сегодня на наших глазах происходит именно такое явление.

Как Вы думаете, откуда у нас, помимо всего прочего, такие большие проблемы в культуре, искусстве и образовании?

Вот-вот, как раз от навязанной и подброшенной нам либерально-западной идеологии, которой у нас вроде и нет, так как нет в Конституции. А она есть.

Вы видите суслика?

Нет.

Вот и я не вижу.

А он есть!

 

Далее.

Вот Вы, господин Астраханцев, пишкте:

«А стихи, написанные ради самой поэзии, а тысячи стихов о любви, о закатах и рассветах, о красоте своей земли? Их тоже нет? В каких формулах она ими изложена?»

 

Ответ очень прост.

А можно ли написать что-либо о поэзии, о любви, о закатах и рассветах, о красоте земли без своего отношения ко всему этому, не включая своё мировоззрение, миропонимание, мироощущение, не опираясь на свои принципы, взгляды, понятия, традиции?

Нет, нельзя. Не получится.

А если нельзя, то значит – в нашем отношении к поэзии, к любви, к рассветам и закатам, ко всей красоте земли работает наша идеология!

 

Ответить господину Астраханцеву поможет мне один из самых лирических поэтов России. Сохранилась статья С.Есенина «Быт и искусство», напечатанная впервые в журнале «Знамя» (М., 1921, май, № 9, стб. 78–82) с подзаголовком «Отрывок из книги „Словесные орнаменты“»

 

Собратьям моим кажется, что искусство существует только как искусство. Вне всяких влияний жизни и ее уклада. Собратья мои увлеклись зрительной фигуральностью словесной формы, им кажется, что слова и образ — это уже все. Но да простят мои собратья, если я им скажу, что такой подход к искусству слишком несерьезный, так можно говорить об искусстве поверхностных напечатлений, об искусстве декоративном, но отнюдь не о том настоящем строгом искусстве, которое есть значное служение выявления внутренних потребностей разума.

 

У собратьев моих нет чувства Родины во всем широком смысле этого слова, поэтому у них так и несогласованно все. Поэтому они так и любят тот диссонанс, который впитали в себя с удушливыми парами шутовского кривляния ради самого кривляния.

 

И ещё позволю себе цитату – ставшие классикой строки С.Есенина:

 

Но и тогда

Когда во всей планете

Пройдет вражда племен,

Исчезнет ложь и грусть, —

Я буду воспевать

Всем существом в поэте

Шестую часть земли

С названьем кратким «Русь».

 

Что это перед нами?

Идеология в чистом виде.

И как же это хорошо!

 

Для уничтожения чужой нам идеологии западного мира и замены её на нашу отечественную консервативно-патриотическую идеологию, а такую задачу ставит перед собой альманах «Гражданинъ», надо формулировать, развивать и пропагандировать взгляды, понятия и традиции которыми жива Россия (Российская империя, СССР, Российская Федерация) от истоков до сегодняшнего дня.

 

2) Литература не может существовать вне морали

 

Вот Вы, господин Астраханцев, пишете:

«А разве Иудушка Головлев, Печорин, герои «Бесов» – это носители высокой морали?»

 

Простейшие вещи приходится объяснять Вам, госодин Астраханцев.

Можно еще вспомнить басни Крылова и сказки Салтыкова-Щедрина.

Литературный герой – не есть обязательно положительный образ. Иначе пришлось бы писать книги только про жизнь ангелов. Настоящая литература, как и другие виды искусства, показывает множество человеческих образов и их характеров, различные грани человеческой души, всевозможные варианты поведения героев в той или иной ситуации. Демонстрируя отрицательных персонажей, безнравственных и беспринципных людей, литература раскрывает их сущность. Мы видим добро и зло, правду и ложь, красоту и грязь. И мы ведь ко всему этому должны как-то относиться? Вот с этого момента мы начинаем ощущать на себе воздействие морали.

Но какой морали?

Либерально-западная идеология несёт нам свою мораль.

Ту, которая сегодня окружает всех нас.

Вам она нравится?

Из определения морали можно сделать очень чёткие выводы.

Итак.

Мораль (от лат. moralitas – относящийся к нраву, характеру, складу души, привычкам; и лат. mores — нравы, обычаи, мода, поведение) – форма общественного сознания, в которой находят свое отражение взгляды и представления, нормы и оценки поведения отдельных индивидов, социальных групп и общества в целом.

 

Всё, что здесь перечисляется, относится к мировоззрению, миропониманию, мироощущению человека, а это всё опосредованно выводит нас на идеологию.

Какая идеология, такая и мораль.

Какая идеология у человека, такая у человека и мораль.

Какая идеология у общества, такая у общества и мораль.

 

Вот сегодня в России вроде нет идеологии – значит, вроде нет и морали.

И мы это можем наблюдать во всей наглядности и очевидности вокруг себя. Что сегодня творится в сферах культуры, искусства и образования, в средствах массовой информации и на телевидении?

Однако повторюсь: у нас в стране есть идеология – либерально-западная.

Вот и мораль у нас отсюда – либерально-западная.

Западный мир сегодня показывает примеры того, к чему приводит вседозволенность и отсутствие морали, в том числе разложение религиозных институтов.

Размывание нравственных ценностей и попытка переноса идей «общества потребления» на российскую почву ведутся уже много лет. К сожалению, этот вирус поразил некоторую часть общества. И люди при выборе – Родина или колбаса – выбирают колбасу.  А дальше будет только хуже, точнее, ужаснее…

 

3) Литература не может существовать вне цензуры

 

Цензура существует с незапамятных времен.

Это «система надзора за содержанием и распространением информации, печатной продукции, музыкальных и сценических произведений, произведений изобразительного искусства, кино- и фото произведений, передач радио и телевидения, веб-сайтов и порталов, в некоторых случаях частной переписки для ограничения либо недопущения распространения идей и сведений, признаваемых властями нежелательными. Цензурой называют также органы светской или духовной власти, которые осуществляют такой контроль».

Однако, как известно, Конституцией Российской Федерации цензура запрещена – статья 29 (часть 5)[16][17].

А вот в здоровой части общества все больше растёт понимание, что во всех сферах культуры требуется серьёзный контроль. Смыслы «свободы», которые пытаются нам, как через окна Овертона, впихнуть, внедрить в сознание граждан России, направлены на разложение основ общества и, главное, растление молодёжи.

 

Слишком большая свобода приводит к появлению серебренниковых, моргенштернов, богомоловых, собчачек, бузовых и прочего мусора в искусстве и культуре. А мутные потоки дилетантства и графомании в литературе?

И я не стану спорить с господинов Астраханцевым, который пишет:

«Участники телепередач щеголяют английским, канал «Культура» заполняет  экран второсортными зарубежными фильмами и спектаклями, долгими  сериями передач об истории и географии зарубежных стран. Одна из самых популярных передач на российском телевидении – «Голос» превращена в пропаганду зарубежной музыки, исполняемой на английском языке.

Разговорный язык при активном воздействии радио и телевидения заполняется англицизмами – словами чужого  для  мелодики и артикуляции  русского произношения. В инете открыта масса сайтов поощряющих и пропагандирующих внедрение англицизмов в русский язык. Следующим шагом надо ожидать требование о переходе нашего языка на латинский алфавит?

Вот где нужна цензура – в сохранении русского языка!

И если бы новый альманах обосновал и организовал движение за чистоту и сохранение русского языка, это было лучшим проявлением реального патриотизма».

А разве мы в своем альманахе этого не делаем? Делаем!

Альманах «Гражданинъ» отбирает и популяризирует лучшие образцы литературы. И это, кстати, мы делаем не только из любви к русскому языку, но и по цензурным соображениям, исходя из нашей идеологии и морали.

 

А вот на массовых «литературных» сайтах со свободной регистрацией нет цензуры.

И там царит мусорная литература, правят бал бездарности.

Процветают дилетантство и графомания.

 

Кстати, господин Астраханцев, на Западе существует жесточайшая цензура – мышь не проскочит с инородным мнением. Там очень хорошо понимают её значение. Так почему же нам отказываться от цензуры?

 

Вот Вы, господин Астраханцев, говоря о моём отношении к цензуре, бросили нелепые упрёки.

  1. «Этот тезис мне кажется саморекламой собственной крутизны».

 

Зачем же свои домыслы использовать в качестве ярлыка?

Вы же меня совсем не знаете.

Однако отвечу.

Я не занимаюсь саморекламой.

Я не только утверждаю и пропагандирую необходимость идеологии, морали и цензуры в нашей стране, но и делаю.

В нашем альманахе существует самая настоящая цензура!

Мы не пропускаем на наши страницы бездарность, графоманство, низкопробные и порнографические тексты.

Мы не публикуем по цензурным соображениям тексты, где есть русофобия, либерально-западная идеология с её уродливыми ценностями, человеконенавистничество и толерантность к извращениям западного мира.

 

Наверное, поэтому наш альманах являет собой пример литературного качества, идеологической и нравственной чистоты.

И нам помогает добиться такого результата – цензура!

 

  1. «Так нет, надо перед кем-то спину согнуть, свою преданность показать?»

 

Зачем же опять свои домыслы использовать в качестве нелепого утверждения?

Вот Вы, господин Астраханцев, против того, чтобы у нас была идеология и поддерживаете запрет цензуры. А ведь как раз наша Власть это тоже поддерживает, даже в Конституции это закрепила.

Но я-то выступаю против этого! Иными словами, я выступаю за то, чтобы у нас в стране была идеология, и я выступаю за введение цензуры. И эти мои действия направлены против того, что утверждает у нас наша Власть, то есть я действую против Власти.

А вот Вы, господин Астраханцев, как раз поддерживаете нашу Власть, ибо Вы вместе с Властью выступаете за отсутствие в стране идеологии и против цензуры.

Вопрос. Так кто же из нас гнёт спину и преданность Власти показывает?

 

PS

Вот формула нашего успешного будущего.

Исходя из неподлежащего сомнениям закона, что главное для нас – это РОДИНА, в России нужно иметь свою отечественную идеологию. Это обязательно должна быть КОНСЕРВАТИВНО-ПАТРИОТИЧЕСКАЯ ИДЕОЛОГИЯ. Именно эта идеология установит у нас в стране нормы и правила общественной жизни, т.е. во весь голос заявит о себе и проявит себя КОНСЕРВАТИВНО-ПАТРИОТИЧЕСКАЯ МОРАЛЬ.

А защищать и ограждать наши идеологию и мораль от разрушения и влияния западных «интересантов» должна государственная ЦЕНЗУРА.

 

Леонид Кутырёв-Трапезников

 

0

Комментарии

Подписаться
Уведомить о
0 Ком.
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
*
Войти с помощью: 
Генерация пароля